Турист Ольга Варежкина (Manola)
Ольга Варежкина
была сегодня 11:37
Фотоальбом

Поэзия осенней Махачкалы

Махачкала — Россия Октябрь 2021
DSC-HX200
30 40

Какой разной бывает октябрьская осень. В этом году она тихая и спокойная, можно сказать классическая, с желто-красными листьями, без дождей. А вот год назад…

Год назад сезон больших путешествий хотелось завершить в теплом и солнечном Дагестане. Увы, бархатной осени тогда не случилось. Регион заливало так, что улицы городов превращались в реки, исторические стены внезапно рушились, а воздух еле прогревался до 13 градусов. В том погодном апокалипсисе вряд ли можно было найти что-то оптимистичное, уж тем более веселенькое. Но я всё-таки нашла, посмотрев на многое, многим знакомое, с другой стороны, с изнанки, проложив в Махачкале свой хаотичный маршрут — поэтический вместе с поэтами и их стихами. Получилась прогулка в большой, интересной компании. А в компании всегда гулять веселей!

Стоило лишь прислушаться к монотонности незаметного дождя, заполнявшего каплями асфальт, как слышалась простая мелодия осени, и меланхолия почти пустынных улиц настраивала на поэтический лад. Читалась поэзия во всём, начиная от застывших в камне дагестанских поэтов, воспевавших когда-то свой Дагестан, до случайных горожан, занятых каким-то делом. И абсолютно не важно, каким. Трудовые их будни тоже были частью этой поэзии.

Пожалуй, аварец Расул Гамзатов был в Советском Союзе самым известным поэтом  из Дагестана. Но знали мы в основном его патриотические стихи про журавлей. А ведь он замечательно писал лирику, любил шутки  и вообще был философом:  
«Я шагаю нелегкой дорогой, ямы, рытвины — только держись!
Но никто не придумал, ей-богу, ничего, что прекрасней, чем жизнь…»
Пожалуй, аварец Расул Гамзатов был в Советском Союзе самым известным поэтом из Дагестана. Но знали мы в основном его патриотические стихи про журавлей. А ведь он замечательно писал лирику, любил шутки и вообще был философом: «Я шагаю нелегкой дорогой, ямы, рытвины — только держись! Но никто не придумал, ей-богу, ничего, что прекрасней, чем жизнь…»
Какая же поэзия без Музы. Есть в Махачкале памятник Музе, а у Гамзатова такие строки о ней: 
«Посредственных поэтов череда спешит гуськом на творческую спевку, 
и Муза, умирая от стыда, выходит на панель продажной девкой».
Какая же поэзия без Музы. Есть в Махачкале памятник Музе, а у Гамзатова такие строки о ней: «Посредственных поэтов череда спешит гуськом на творческую спевку, и Муза, умирая от стыда, выходит на панель продажной девкой».
Ну, об иных  «продажных девках» будет дальше, а пока немного  признаний в любви к Махачкале, к  примеру, всё того же Расула Гамзатовича:
«Я люблю твое лицо, Махачкала, отраженное в воде каспийской,
ты, как первая подруга, мне мила, что навек мне стала близкой»
Ну, об иных «продажных девках» будет дальше, а пока немного признаний в любви к Махачкале, к примеру, всё того же Расула Гамзатовича: «Я люблю твое лицо, Махачкала, отраженное в воде каспийской, ты, как первая подруга, мне мила, что навек мне стала близкой»
Раз классик упомянул о воде каспийской, проследуем за современным поэтом Расулом Макашариповым на городской пляж, вдруг кто купается …
Раз классик упомянул о воде каспийской, проследуем за современным поэтом Расулом Макашариповым на городской пляж, вдруг кто купается …
«Обласкан ты каспийскими ветрами, прекрасен берег пляжный, золотой.
Крик чаек над солёными волнами и песни моря дарит нам прибой»
«Обласкан ты каспийскими ветрами, прекрасен берег пляжный, золотой. Крик чаек над солёными волнами и песни моря дарит нам прибой»
Никого, кроме голубей,  и только море, серое и невзрачное, разбиваясь волной о камни, шумело в такт ритму строк Расула Гамзатова:  «На берегу твоем я камнем стану иль в даль морскую уплыву, как челн...
Я счастлив оттого, что к Дагестану стремишь ты широту бурлящих волн»
Никого, кроме голубей, и только море, серое и невзрачное, разбиваясь волной о камни, шумело в такт ритму строк Расула Гамзатова: «На берегу твоем я камнем стану иль в даль морскую уплыву, как челн... Я счастлив оттого, что к Дагестану стремишь ты широту бурлящих волн»
Ан нет, кто-то всё-таки рискнул отправиться на морскую рыбалку. Интересно, какую рыбу они поймают, неужели осетра:
«Людьми заполнен берег или пуст, дай морю петь, волнам его не вторя.
И Пушкин — величайший златоуст— молчал всегда, покамест пело море»
Ан нет, кто-то всё-таки рискнул отправиться на морскую рыбалку. Интересно, какую рыбу они поймают, неужели осетра: «Людьми заполнен берег или пуст, дай морю петь, волнам его не вторя. И Пушкин — величайший златоуст— молчал всегда, покамест пело море»
Ага, если не рыбаки, то мы точно поймали....Да, море Каспийское большое. И всё-таки оно с красотой  Махачкалы не сравнится. Так считал старейший журналист Дагестана Дэни Эмиров, продолжив своими строками нашу с Аней Кудрявцевой прогулку по улицам дагестанской столицы:  «Где горы и море, где плещет прибой,
раскинулся город всем близкий, родной. Ни небо, ни горы с морскою волной
не смогут соперничать с Махачкалой»
Ага, если не рыбаки, то мы точно поймали....Да, море Каспийское большое. И всё-таки оно с красотой Махачкалы не сравнится. Так считал старейший журналист Дагестана Дэни Эмиров, продолжив своими строками нашу с Аней Кудрявцевой прогулку по улицам дагестанской столицы: «Где горы и море, где плещет прибой, раскинулся город всем близкий, родной. Ни небо, ни горы с морскою волной не смогут соперничать с Махачкалой»
Хотя осень уже тронула слегка деревья,  город сохранял еще остатки былой цветочной роскоши. А к нашей компании присоединилась чеченская поэтесса Раиса Ахматова:
«Я прежде не была с тобой знакома, не ощущала твоего тепла.
Но чувствую себя совсем, как дома на улицах твоих, Махачкала»
Хотя осень уже тронула слегка деревья, город сохранял еще остатки былой цветочной роскоши. А к нашей компании присоединилась чеченская поэтесса Раиса Ахматова: «Я прежде не была с тобой знакома, не ощущала твоего тепла. Но чувствую себя совсем, как дома на улицах твоих, Махачкала»
И, действительно, несмотря на холод и дождь, возникало ощущение тепла, исходящего  от самого города. Разгадка этого кроется в строках поэтессы:
«Мне каждый улыбается прохожий, как будто в гости я ко всем пришла.
Что может быть почетней и дороже радушья твоего, Махачкала?»
И, действительно, несмотря на холод и дождь, возникало ощущение тепла, исходящего от самого города. Разгадка этого кроется в строках поэтессы: «Мне каждый улыбается прохожий, как будто в гости я ко всем пришла. Что может быть почетней и дороже радушья твоего, Махачкала?»
Странно было видеть почти безлюдный город, непогода всех загнала в дома. В строках  Расула Гамзатовича улицы Махачкалы, видимо,  не так безлюдны, как на моих фотографиях:

«Я к домам твоим не в силах скрыть любви, 
к этим окнам, к морю обращенным.
Я люблю прямые улицы твои,
с шумом их неугомонным»
Странно было видеть почти безлюдный город, непогода всех загнала в дома. В строках Расула Гамзатовича улицы Махачкалы, видимо, не так безлюдны, как на моих фотографиях: «Я к домам твоим не в силах скрыть любви, к этим окнам, к морю обращенным. Я люблю прямые улицы твои, с шумом их неугомонным»
 В плохую погоду романтично сходить на свидание, лучше всего в подворотню – ненужных свидетелей меньше. Не об этом ли свидании писал Расул Гамзатович:
«Жалко парня: дождик все сильней,
дождь такой, что к ночи не уймется.
Должен парень с милою своей
встретиться, да, видно, не придется»
В плохую погоду романтично сходить на свидание, лучше всего в подворотню – ненужных свидетелей меньше. Не об этом ли свидании писал Расул Гамзатович: «Жалко парня: дождик все сильней, дождь такой, что к ночи не уймется. Должен парень с милою своей встретиться, да, видно, не придется»
Ну, ладно, не в подворотню. Свое счастье подождем под дождём на скамейке. Не зря  придумали поговорку «Ждать да догонять — нет того хуже!». Вот и Расулу Гамзатовичу жаль ту девчонку, что ждет своего любимого, но никак не дождется. Она просто не догадывается, что ждут ее совсем в другом месте:
«Жаль девчонку: у своих ворот ждет она, девчонке не до смеха.
Дождик льет, и милый не идет. Неужели дождь ему помеха?»
Ну, ладно, не в подворотню. Свое счастье подождем под дождём на скамейке. Не зря придумали поговорку «Ждать да догонять — нет того хуже!». Вот и Расулу Гамзатовичу жаль ту девчонку, что ждет своего любимого, но никак не дождется. Она просто не догадывается, что ждут ее совсем в другом месте: «Жаль девчонку: у своих ворот ждет она, девчонке не до смеха. Дождик льет, и милый не идет. Неужели дождь ему помеха?»
Поэзия улиц может быть и такой:
«Птицы, что молчите вы с рассвета?  — Дождь идет, мы слушаем его!
Почему молчите вы, поэты? — Дождь идет, мы слушаем его!»
Поэзия улиц может быть и такой: «Птицы, что молчите вы с рассвета? — Дождь идет, мы слушаем его! Почему молчите вы, поэты? — Дождь идет, мы слушаем его!»
Поэзия улиц разбивалась о прозу жизни. Где-то за месяц до поездки Гидромет сулил прекрасную солнечную погоду в +20. Но, чем ближе к дате выезда, тем прогноз был хуже и хуже. А по факту дожди залили Махачкалу так, что  автомашины превращались в амфибии, и народ переходил  улицу вплавь. А вот зачем мужику кувалда на улице,  у поэтов насчет этого догадок никаких нет…
Поэзия улиц разбивалась о прозу жизни. Где-то за месяц до поездки Гидромет сулил прекрасную солнечную погоду в +20. Но, чем ближе к дате выезда, тем прогноз был хуже и хуже. А по факту дожди залили Махачкалу так, что автомашины превращались в амфибии, и народ переходил улицу вплавь. А вот зачем мужику кувалда на улице, у поэтов насчет этого догадок никаких нет…
«Я себя под  Лениным чищу, чтобы плыть…». Ну, как же, как же, Маяковский, знаем. Мэрия утверждала, что в Махачкале работают 16 аварийных бригад, которые и  прочищают ливневки. Вот  одна из таких бригад – с веником в руке и лопатой…
«Я себя под Лениным чищу, чтобы плыть…». Ну, как же, как же, Маяковский, знаем. Мэрия утверждала, что в Махачкале работают 16 аварийных бригад, которые и прочищают ливневки. Вот одна из таких бригад – с веником в руке и лопатой…
Кстати, о Ленине. Нет, это памятник не Ленину на дагестанский манер, а  дагестанскому поэту, который очень любил сочинять стихи об Ильиче и еще об одном историческом персонаже…
Кстати, о Ленине. Нет, это памятник не Ленину на дагестанский манер, а дагестанскому поэту, который очень любил сочинять стихи об Ильиче и еще об одном историческом персонаже…
 «Был Ленин первым, кто повел, кто вражьи гнезда в прах размел,
кто над землею, как орел, поднялся, став за бедных.
Рабочих всех объединив, царя-злодея низложив,
ушел он, дело поручив тебе, — великий Сталин».
 Ну и всё в таком духе…  Догадались?
«Был Ленин первым, кто повел, кто вражьи гнезда в прах размел, кто над землею, как орел, поднялся, став за бедных. Рабочих всех объединив, царя-злодея низложив, ушел он, дело поручив тебе, — великий Сталин». Ну и всё в таком духе… Догадались?
Жившим в Советском Союзе наверняка известно имя  этого дагестанского поэта – Сулеймана Стальского, его Горький назвал Гомером 20-го века. Может, потому и решили захоронить поэта прямо в центре города, Гомер всё-таки. Конечно, Стальский был поэтом своего времени – писал, как акын,  ужасно длинные бездарные стихи о Ленине, Сталине, Орджоникидзе, Дагестане. Но, как любой горец, наверняка, понимал, в каком мире живет, и просто подстраивался, однажды всё-таки признавшись в этом: 
«Стихи продумал я сперва, есть под папахой голова;
Открыто всем свои слова Сталь-Сулейман сказать не может…»
Жившим в Советском Союзе наверняка известно имя этого дагестанского поэта – Сулеймана Стальского, его Горький назвал Гомером 20-го века. Может, потому и решили захоронить поэта прямо в центре города, Гомер всё-таки. Конечно, Стальский был поэтом своего времени – писал, как акын, ужасно длинные бездарные стихи о Ленине, Сталине, Орджоникидзе, Дагестане. Но, как любой горец, наверняка, понимал, в каком мире живет, и просто подстраивался, однажды всё-таки признавшись в этом: «Стихи продумал я сперва, есть под папахой голова; Открыто всем свои слова Сталь-Сулейман сказать не может…»
«Здесь песни Сулеймана и Гамзата живут, зовут на славные дела.
Поэтому поэтами богата любимая моя Махачкала»
Спорное утверждение Раисы Ахматовой, на мой взгляд. Ладно, стихи Расула Гамзатовича, действительно, не лишены смысла, хорошие, а Сулеймана, может, она просто не читала. Если что, памятник этот не ей, не заслужила еще…
«Здесь песни Сулеймана и Гамзата живут, зовут на славные дела. Поэтому поэтами богата любимая моя Махачкала» Спорное утверждение Раисы Ахматовой, на мой взгляд. Ладно, стихи Расула Гамзатовича, действительно, не лишены смысла, хорошие, а Сулеймана, может, она просто не читала. Если что, памятник этот не ей, не заслужила еще…
Но вот в чем права чеченская поэтесса – насчет  поэтов, коими богат Дагестан. Юсуп Хаппалаев – тоже дагестанский поэт. О чем писал? О Дагестане, конечно. Вот и повод познакомиться с его творчеством:  
«Я родился в том краю, где, как гром, обвал грохочет,
и во тьме гроза свою молнию о скалы точит…»
Но вот в чем права чеченская поэтесса – насчет поэтов, коими богат Дагестан. Юсуп Хаппалаев – тоже дагестанский поэт. О чем писал? О Дагестане, конечно. Вот и повод познакомиться с его творчеством: «Я родился в том краю, где, как гром, обвал грохочет, и во тьме гроза свою молнию о скалы точит…»
Пока в компании поэтов  с Аней гуляли и стихи их слушали, любуясь городом, слегка промокли и решили  согреться. По-хорошему, дерябнуть бы коньячку...
Пока в компании поэтов с Аней гуляли и стихи их слушали, любуясь городом, слегка промокли и решили согреться. По-хорошему, дерябнуть бы коньячку...
Что за мужик, не суть, не поэт точно. Главная примета того времени – вовремя надеть маску, чтобы зайти в помещение, о чем и напоминали разные таблички на улицах. Вот добрые времена были…
Что за мужик, не суть, не поэт точно. Главная примета того времени – вовремя надеть маску, чтобы зайти в помещение, о чем и напоминали разные таблички на улицах. Вот добрые времена были…
И мы заглянули в кафе, где тепло и уютно…
И мы заглянули в кафе, где тепло и уютно…
С кофе и стихами  Расула Гамзатовича стало еще теплее: 
«Я у окна сижу дождливым днем.
За стеклами туман; на стеклах капли.
Дождь льет и льет, омыто все дождем:
вдали хребты, вблизи дворцы и сакли»
С кофе и стихами Расула Гамзатовича стало еще теплее: «Я у окна сижу дождливым днем. За стеклами туман; на стеклах капли. Дождь льет и льет, омыто все дождем: вдали хребты, вблизи дворцы и сакли»
А при выходе из кафе не забыли выкинуть уже не нужную маску в урну. Правда, конкретно эта урна находится в соседнем Каспийске, но это не важно...
А при выходе из кафе не забыли выкинуть уже не нужную маску в урну. Правда, конкретно эта урна находится в соседнем Каспийске, но это не важно...
Дождь закончился, и улицы не казались уж такими пустынными. Повсюду  кипела работа, и, как прежде, мы продолжили знакомство с городом под стихи Расула Гамзатовича: «Я проснулся на рассвете – в небе ни единой тучи.
А вчера был дождь и ветер, мир был весь в слезах горючих»
Дождь закончился, и улицы не казались уж такими пустынными. Повсюду кипела работа, и, как прежде, мы продолжили знакомство с городом под стихи Расула Гамзатовича: «Я проснулся на рассвете – в небе ни единой тучи. А вчера был дождь и ветер, мир был весь в слезах горючих»
«Кто ж так высоко-высоко в небо поднялся с метлою
и подмел в мгновенье ока небо, скованное мглою?»
«Кто ж так высоко-высоко в небо поднялся с метлою и подмел в мгновенье ока небо, скованное мглою?»
Еще зеленели деревья в своей массе, но запах осени прочно стоял в воздухе: «Он неизбежен, осени приход, старанье задержать ее – напрасно.
Пусть падает листва, пусть снег идет – и осень красотой своей прекрасна».
Еще зеленели деревья в своей массе, но запах осени прочно стоял в воздухе: «Он неизбежен, осени приход, старанье задержать ее – напрасно. Пусть падает листва, пусть снег идет – и осень красотой своей прекрасна».
«У нас перед  домом чинара росла,
но падают листья, ведь осень пришла.
Я тоже, как дерево, гордо стоял,
слова, как осенние листья, ронял»
«У нас перед домом чинара росла, но падают листья, ведь осень пришла. Я тоже, как дерево, гордо стоял, слова, как осенние листья, ронял»
Расул Гамзатович стал поэтом не случайно. Его отец – Гамзат Цадаса из горного села Цада был не менее известным поэтом, этакий  дагестанский Сергей Михалков, автор аварских басен, стихов и сказок для детей.  И не только. Писал  философские, вполне актуальные  четверостишия в духе Омара Хайяма… 
«Не плачь, когда тебе не грустно.
Не смейся, если не смешно.
Не льсти ни письменно, ни устно:
Всем не потрафишь всё равно…»
Расул Гамзатович стал поэтом не случайно. Его отец – Гамзат Цадаса из горного села Цада был не менее известным поэтом, этакий дагестанский Сергей Михалков, автор аварских басен, стихов и сказок для детей. И не только. Писал философские, вполне актуальные четверостишия в духе Омара Хайяма… «Не плачь, когда тебе не грустно. Не смейся, если не смешно. Не льсти ни письменно, ни устно: Всем не потрафишь всё равно…»
На встречу со своим старым другом Гамзатом Цадаса пришли еще два народных дагестанских поэта, два аксакала  -  уже известный нам своей любовью ко всем вождям Сулейман Стальский и Абуталиб Гафуров. Именно им посвящена эта композиция рядом с памятником отцу Расула Гамзатовича: 
«В каждом горце, я знаю, есть нечто такое,
что всегда мне напомнит отца моего.
Ты, отец, был народом, и он был тобою,
ты причастен к бессмертью его»
На встречу со своим старым другом Гамзатом Цадаса пришли еще два народных дагестанских поэта, два аксакала - уже известный нам своей любовью ко всем вождям Сулейман Стальский и Абуталиб Гафуров. Именно им посвящена эта композиция рядом с памятником отцу Расула Гамзатовича: «В каждом горце, я знаю, есть нечто такое, что всегда мне напомнит отца моего. Ты, отец, был народом, и он был тобою, ты причастен к бессмертью его»
А вот еще одно своеобразное признание в любви Махачкале – Муслима Тагирова, хотя и котик мог такое сказать, если бы умел говорить:
«За что люблю Махачкалу, сказать вам точно не смогу.
Живу я здесь, веду дела, хоть своего и нет угла».
Простенько, но искренне. Я вот тоже не могу точно сказать, чем Махачкала мне понравилась. Людьми, наверное…
А вот еще одно своеобразное признание в любви Махачкале – Муслима Тагирова, хотя и котик мог такое сказать, если бы умел говорить: «За что люблю Махачкалу, сказать вам точно не смогу. Живу я здесь, веду дела, хоть своего и нет угла». Простенько, но искренне. Я вот тоже не могу точно сказать, чем Махачкала мне понравилась. Людьми, наверное…
Кстати, о делах.  Об этом Расул Гамзатович с присущей ему искренностью глубокомысленно, со знанием дела  как-то заметил:
«Положенье, должности людей,
званья, до небес превознесенные,
знаю я, что нет у вас друзей,
есть начальники и подчиненные»
Кстати, о делах. Об этом Расул Гамзатович с присущей ему искренностью глубокомысленно, со знанием дела как-то заметил: «Положенье, должности людей, званья, до небес превознесенные, знаю я, что нет у вас друзей, есть начальники и подчиненные»
Неужели и про гаишников что-то сказал? Конечно. Только думаю, не про "наших":
«Равно клянут шоферы всей земли
полицию со злобою привычной.
Я понял, что у всех людей земли
гораздо больше сходства, чем различья»
Неужели и про гаишников что-то сказал? Конечно. Только думаю, не про "наших": «Равно клянут шоферы всей земли полицию со злобою привычной. Я понял, что у всех людей земли гораздо больше сходства, чем различья»
Вот и с соседним Каспийском «гораздо больше сходства, чем различья»…
Вот и с соседним Каспийском «гораздо больше сходства, чем различья»…
Был у Расула Газматовича и свой философский взгляд на военных, высоких, здоровенных:
«На ружейном вырежьте прикладе
лица матерей, чтоб каждый раз
с осужденьем иль мольбой во взгляде
матери смотрели бы на вас». Ну, не про этих...про абстрактных...
Был у Расула Газматовича и свой философский взгляд на военных, высоких, здоровенных: «На ружейном вырежьте прикладе лица матерей, чтоб каждый раз с осужденьем иль мольбой во взгляде матери смотрели бы на вас». Ну, не про этих...про абстрактных...
Эх, баян бы ему еще в нагрузку для брутальности, классно же смотрится:
«Бывает очень тяжело, когда
уменье есть, но силы нет для дела.
Бывает очень тяжело, когда
ты не умел, хоть силе нет предела».
Эх, баян бы ему еще в нагрузку для брутальности, классно же смотрится: «Бывает очень тяжело, когда уменье есть, но силы нет для дела. Бывает очень тяжело, когда ты не умел, хоть силе нет предела».
А где еще можно увидеть  современных орлов-горцев в современном городе? Конечно на рынке!
«Что бесполезней, чем незрелый плод,
который раньше времени сорвали?
Упавший плод, что на земле гниет
лишь потому, что вовремя не сняли».
А где еще можно увидеть современных орлов-горцев в современном городе? Конечно на рынке! «Что бесполезней, чем незрелый плод, который раньше времени сорвали? Упавший плод, что на земле гниет лишь потому, что вовремя не сняли».
Еще одна дагестанская мудрость, сформулированная дагестанским поэтом Абуталибом Гафуровым, тем, кто сидит на скамейке с Сулейманом Стальским: «На старте все равны умом и телом, но к финишу придут лишь те, кто занят делом».
Еще одна дагестанская мудрость, сформулированная дагестанским поэтом Абуталибом Гафуровым, тем, кто сидит на скамейке с Сулейманом Стальским: «На старте все равны умом и телом, но к финишу придут лишь те, кто занят делом».
Но не столько дагестанские мужчины "восхитили", сколько поразили женщины…
Но не столько дагестанские мужчины "восхитили", сколько поразили женщины…
Прежде всего,  тем, что у горянок какая-то своя особенная стать. И Расул Гамзатович того же мнения: «Если женщины у нас обладали бы крылами, славился бы мой Кавказ горлинками – не орлами»
Прежде всего, тем, что у горянок какая-то своя особенная стать. И Расул Гамзатович того же мнения: «Если женщины у нас обладали бы крылами, славился бы мой Кавказ горлинками – не орлами»
А причем тут музей, спросите. Ну как же. Ане картины фотографировать, а мне искать подходящую натуру...
А причем тут музей, спросите. Ну как же. Ане картины фотографировать, а мне искать подходящую натуру...
Говорят же, если мужчина - сундук со сказками, то  женщина - это шкатулка с секретом. Вот, нашла, не только сундук со шкатулкою. В музее смотрительницами оказались прекрасные горянки….
Говорят же, если мужчина - сундук со сказками, то женщина - это шкатулка с секретом. Вот, нашла, не только сундук со шкатулкою. В музее смотрительницами оказались прекрасные горянки….
«На пенсию выходят ветераны, 
заслуги их, и подвиги, и раны
забыть годам грядущим не дано. 
А чем заняться этим людям старым,
прильнув к перу, предаться мемуарам
иль по соседним разбрестись бульварам
затем, чтобы сражаться в домино?». А я добавлю - или всегда быть рядом с прекрасным...
«На пенсию выходят ветераны, заслуги их, и подвиги, и раны забыть годам грядущим не дано. А чем заняться этим людям старым, прильнув к перу, предаться мемуарам иль по соседним разбрестись бульварам затем, чтобы сражаться в домино?». А я добавлю - или всегда быть рядом с прекрасным...
Какой гордый профиль. А осанка! «Вдали от края нашего встречать красавиц доводилось мне немало.
Но в них твою угадывал я стать. И я того не мог понять, бывало,
как эти дочери чужой земли твою осанку перенять могли?»
Какой гордый профиль. А осанка! «Вдали от края нашего встречать красавиц доводилось мне немало. Но в них твою угадывал я стать. И я того не мог понять, бывало, как эти дочери чужой земли твою осанку перенять могли?»
«Озарены твоею красотою
родной аул и край любимый твой,
гора, пугающая высотою,
любой цветок и камешек любой»
«Озарены твоею красотою родной аул и край любимый твой, гора, пугающая высотою, любой цветок и камешек любой»
Вот настоящая горянка-красавица, да к тому же знала Расула Гамзатовича! Правда, нашли ее не в Махачкале, а на его родине в селе Цада, где Айшат Патахова возглавляет музей. Без нее портрет Махачкалы был бы не полным...
Вот настоящая горянка-красавица, да к тому же знала Расула Гамзатовича! Правда, нашли ее не в Махачкале, а на его родине в селе Цада, где Айшат Патахова возглавляет музей. Без нее портрет Махачкалы был бы не полным...
Горянки на отдыхе. И это тоже портрет Махачкалы -  коллективный
Горянки на отдыхе. И это тоже портрет Махачкалы - коллективный
Круг замкнулся. Мы вернулись туда, откуда начали маршрут. По-настоящему народный поэт Дагестана нам улыбался, хитро прирущив глаз. Спасибо ему за компанию и свою любовь к Махачкале:«Тебя мы любим город величавый,
как любят скалы горные орлы.
Ты – наша колыбель и наша слава,
ты, как звезда сияешь нам из мглы»
Круг замкнулся. Мы вернулись туда, откуда начали маршрут. По-настоящему народный поэт Дагестана нам улыбался, хитро прирущив глаз. Спасибо ему за компанию и свою любовь к Махачкале:«Тебя мы любим город величавый, как любят скалы горные орлы. Ты – наша колыбель и наша слава, ты, как звезда сияешь нам из мглы»
Жизнь дагестанской столицы многообразна, как смогла убедиться,  и, если присмотреться,  очень поэтичная. Даже одинокий листик на мокром асфальте не менее поэтичный, чем строки Расула Гамзатова:
«Все явственнее осени приметы,
и стаи птиц, поняв, что здесь не рай,
хоть пели родине хвалу все лето,
на теплый край меняют отчий край»
Жизнь дагестанской столицы многообразна, как смогла убедиться, и, если присмотреться, очень поэтичная. Даже одинокий листик на мокром асфальте не менее поэтичный, чем строки Расула Гамзатова: «Все явственнее осени приметы, и стаи птиц, поняв, что здесь не рай, хоть пели родине хвалу все лето, на теплый край меняют отчий край»

Теги: Автобусные туры, Культурно-познавательный туризм

Полезные ссылки:

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании на Ostrovok.ru. Более 3000 отзывов.

✔️ Кэшбэк 2% при бронировании ЖД-Билетов на Яндекс.Путешествия.

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании квартир, отелей на Tvil.ru.

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании Авто на Localrent. Автомобили от локальных прокатных контор на популярных курорта: Турция, Крым, Сочи, Грузия, ОАЭ, Армения и многие другие. Принимают карты МИР.

✔️ Русские гиды и экскурсии по всему миру. Трансферы, услуги фотографов и многое другое.

✔️ Дешевые авиабилеты? Конечно Aviasales.

Комментарии к альбому